01041974

Занятие 1

 

Копиляция материалов сайта child.edu.by

Занятие 1.

 

 

Тема

 

Мифы и стереотипы об усыновлении.

Анализ ожиданий кандидатов в связи с  усыновлением.

 

Задачи

­   знакомство участников друг с другом, создание необходимой атмосферы доверия и взаимообмена опытом, мнениями, вопросами

­   создание и развитие у участников мотивации погружения в тему усыновления, расширения и углубления знаний о системе защиты прав детей, оставшихся без попечения родителей

План

1.     Самопрезентация ведущих. Знакомство участников.

2.     Организационные условия проведения занятий. Правила групповой работы. Формы и методы, применяемые в курсе подготовки кандидатов в усыновители.

3.     Мифы и стереотипы об усыновлении (групповая дискуссия).

4.     10 ложных ожиданий от усыновления (самодиагностика и анализ – работа в микрогруппах).

5.     Подведение итогов занятия: «Усыновление – особый путь родительства, имеющий специфические черты по сравнению с традиционными семьями»

Домашнее задание

Подготовить сообщение по одному из предложенных вопросов:

1. История развития института усыновления в Республике Беларусь. Как происходящие общественные изменения последних лет отражаются на процессе усыновления?

2. По каким причинам дети попадают в интернатные учреждения?

3. Какие существуют виды интернатных учреждений в Республике Беларусь?

4. Какие существуют формы замещающей семейной заботы в Республике Беларусь? В чём их основные особенности?

 

Материалы к занятию

 

Усыновление:

мифы и действительность

 

Миф 1.

«Усыновление – это долго, дорого и трудно»

С момента обращения в органы опеки по поводу усыновления до появления ребёнка в семье в среднем проходит от 3 до 6 месяцев. Этот срок гораздо меньше, чем то время, которое проводят семьи в ожидании рождения своего кровного малыша.

Все услуги гражданам по подготовке к усыновлению оказываются в Республике Беларусь бесплатно. За рассмотрение дела об усыновлении в суде взимается госпошлина в размере 2 базовых величин.

Трудности на пути к усыновлению не чрезмерны: надо самостоятельно собрать всего три справки (о жилье, доходах и состоянии здоровья), пройти психологическую подготовку, найти своего ребёнка, подать документы в суд... Но и слишком лёгким этот путь  не должен быть, согласитесь.

 

Миф 2.

«Усыновляют бездетные обеспеченные семейные пары»

Среди семей, усыновивших детей, почти 20 % - не бездетные пары, а люди, имеющие одного и нескольких своих детей.

Для того чтобы усыновить ребёнка, необходимо иметь совокупный доход семьи, достаточный для обеспечения прожиточного минимума каждому члену семьи.

 

Миф 3.

«Усыновление – это риск, обусловленный неблагополучной наследственностью»

Риск проявления наследственных заболеваний действительно существует. Он одинаков как для усыновлённых детей, так и для кровных, а также и для любого взрослого человека. Знаете ли Вы досконально, как сочетаются гены в Вашей наследственной информации?

 

Миф 4.

«Чужого ребёнка не всякий сможет полюбить»

Любовь – чувство, не передающееся по крови. Оно возникает в результате привязанности, а та, в свою очередь – в результате совместно переживаемых радостей и огорчений. Случалось ли Вам полюбить когда-нибудь  человека, не являющегося родственником? Причина отсутствия любви к ребёнку, если такое случается, вовсе не связана с наличием или отсутствием кровной связи с ним.

 

Миф 5.

«Тайну происхождения сохраняют от ребёнка во благо самого ребёнка»

Если под благом ребёнка понимается обман, отсутствие открытых доверительных отношений с родителями, трудности формирования цельной личности, - то тайна происхождения сполна обеспечит его этим набором «благ». Сегодня всё больше белорусских усыновителей не считают усыновление второсортным родительством и открыто говорят об этом со своими детьми.

 

Миф 6.

«Биологические родители будут преследовать, шантажировать семью»

Большинство детей, подлежащих усыновлению в Республике Беларусь, - дети из неблагополучных семей. Их родителям пытались помочь сохранить семью, пытались вразумить, повернуть лицом к детям... Лишившись своих родительских прав, эти люди редко находят силы изменить жизнь, а тем более – искать и преследовать своих  детей, усыновлённых другими родителями. Такие  сюжеты -  из индийских сериалов, а не из нашей жизни.

 

Миф 7.

«Усыновляют только маленьких детей»

Усыновление детей старше 3 лет становится обычным в нашей практике. Желание усыновить именно младенца связано чаще всего с желанием родителей максимально приблизиться к модели обычной биологической семьи, «пройти» вместе с ребёнком все этапы его развития, оказать наибольшее влияние на его опыт и воспитание. Вместе с тем, следование этому желанию сопряжено и с рядом негативных эффектов. Например, новорожденного «отказничка» часто приходится ждать не один месяц и год, в то время как детки постарше уже сегодня ждут своих новых маму и папу. Не менее значимым для многих становится и то, что прогноз развития новорожденного ребёнка весьма неустойчив, так как условия его зачатия и вынашивания очень далеки от оптимальных, - а у ребёнка старше года уже можно увидеть особенности его физического и психологического развития, оценить его потребности.

Десять ложных ожиданий относительно усыновления

 

(источник: Джейн И. Скулер, Бетси Кифер Смоли, Тимоти Дж. Каллаган

«ДЕТИ, ПЕРЕЖИВШИЕ ТРАВМУ, СЕМЬИ, ПРИНОСЯЩИЕ ИСЦЕЛЕНИЕ.

Как дети, пережившие травму, влияют на приемные семьи и семьи усыновителей». - Киев, «Феникс», 2011

Приводится с согласия авторов)

 

  1. Нашей любви будет достаточно

Тони и Криста вышли с подготовительной встречи для усыновителей с чувством радостного предвкушения. Во время встречи им показывали фотографии детей, подлежащих усыновлению. Их внимание привлекла трехлетняя девочка по имени Отэм. Они с огромным интересом прочитали краткую информацию о ней и сразу же влюбились в этого ребенка. По дороге домой они говорили друг другу: «Я знаю, что Отэм нужна только наша любовь, и мы можем ее дать!». Утром следующего дня они позвонили социальному работнику и сообщили о своем желании незамедлительно приступить к обследованию социально-бытовых условий их семьи. Социальный работник Джеки отреагировала на их решение с таким же энтузиазмом, однако в ее голосе была и некоторая обеспокоенность. «Давайте я к вам приеду и более подробно расскажу историю Отэм, - сказала она. - Вы еще очень многое должны услышать и понять. Отэм нуждается в любви, но ей будет необходимо намного больше, чем просто любовь».

С необходимой мудростью и деликатностью Джеки рассказала им о том, что когда Отэм было чуть больше года, ее нашли в коляске в грязной, заброшенной квартире. Скорее всего, она пробыла там, в одиночестве, длительное время - возможно, день или два. На полу валялись пустые бутылки от молока.

После этого у девочки появилась первая из четырех приемных семей. Но разрушительное и странное поведение маленького ребенка помешало родителям из приемной семьи привязаться к ней. В каждой из первых трех приемных семей она провела не более трех или четырех месяцев. Последняя приемная семья с трудом справлялась с ее поведением, однако не хотела отказываться от девочки.

«Видите ли, - объяснила Джеки, - то, что Отэм необходима любовь, и большая любовь - это бесспорно. Но ей также нужны родители, которые целиком и полностью поймут, что произошло с ней в раннем детстве, и как это повлияет на их отношения».

Многие усыновители влюбляются в фотографию ребенка и начинают фантазировать о том, какой прекрасной будет их совместная жизнь. Они верят, что их любовь исцелит все раны и не в состоянии по-настоящему услышать историю ребенка, увидеть, как она может повлиять на семью.

  1. Мы сразу же ощутим любовь и привязанность к этому ребенку

« Планируя усыновление, я ни разу не усомнилась в том, что буду любить этого ребенка. Ведь нет ребенка, которого нельзя полюбить, - рассказывает Кэй- ти. - Однако мои чувства просто изумили меня. Это были чувства, о которых я никому не могла рассказать. Я ощущала огромное чувство вины. Бывали дни, когда я боялась просыпаться утром. Я абсолютно не чувствовала связи с этим ребенком, которого мы привезли домой из России. Я ощущала гнев и угрызения совести из-за того, что мы взяли его в семью. Я ежедневно укоряла себя и никому ничего об этом не говорила. Я считала, что со мной, наверное, что-то не так, раз я не ощущала любви и привязанности по отношению к Саре. Очень жаль, что никто не предупредил меня о том, что такое бывает».

Переживания Кэйти подобны переживаниям многих усыновителей, которые были ошеломлены чувствами к своему ребенку. Они были захвачены врасплох отсутствием привязанности и негативными эмоциями по отношению к нему и задавались вопросом: что же с ними не так?

Друзья говорили Джейсону и Бэкки, что они должны испытывать к усыновленной дочери такие же чувства, как и к своему биологическому ребенку. «Наталья прожила у нас три месяца, но мы не ощущали подобных чувств», - рассказывает Бэкки - Мы не хотели об этом никому говорить и поэтому молчали. Уже прошел целый год с тех пор, как мы привезли свою дочь из Киргизстана. И теперь мы можем сказать, что ощущаем любовь и привязанность к ней. Однако все произошло не так, как мы представляли - на это ушло намного больше времени».

  1. Этот ребенок войдет в семью и легко научится следовать нашим правилам, ценностям и ожиданиям

Когда семья усыновляет ребенка старшего возраста, родители ожидают, что он сразу же приспособится к этой семье и сможет принять ее цели. Однако такие ожидания - нереалистичны. Родители забывают о препятствиях, мешающих ребенку в этом.

По мнению Мириам Райтц и Кеннета В. Уотснона, уязвимые места семьи следует выявлять во время обследования ее социально-бытовых условий.5 Специалисты по усыновлению могут обнаружить недостаток конструктивных навыков общения, неспособность бороться со стрессом, ограниченную или ослабленную способность формировать привязанность.

Они пишут: «Любая семья, независимо от уровня развития и достатка, может быть поражена событиями, связанными с развитием ребенка или чем-либо иным, которые не дадут ей функционировать в соответствии с обычными правилами этой семьи. В такие беспокойные времена процессы жизнедеятельности семьи часто меняются, обостряются и/или достигают состояния кризиса".6

Пытаясь разрешить возникающие проблемы, члены семьи могут отреагировать на кризис несколькими способами:

  • Семья демонстрирует свою жизнеспособность и становится более гибкой по отношению к переменам.
  • Семья настаивает на сохранении старой семейной системы либо возврате к ней, становится непреклонной к переменам.
  • Семья терпит полную неудачу во всех сферах и утрачивает чувство эффективности семейной системы.

«Я очень благодарен нашему социальному работнику Роберту, которому отлично удалось сосредоточить наше внимание на важных вопросах, - рассказывает Джеймс, отец 9-летнего Мики. - Во время своих посещений он постоянно напоминал нам о том, что приспосабливаться ко всему нужно не только ребенку. Нам тоже нужно было сохранять невероятную гибкость в наших ожиданиях относительно того, как Мики будет чувствовать себя в нашей семье. И если кому-то необходимо приспосабливаться, то делать это должны мы, родители. Он постоянно спрашивал у нас о том, как обстоят дела с проявлением гибкости к заведенным в нашей семье порядкам».

  1. Потребности этого ребенка не отличаются от потребностей наших биологических детей

Когда шестилетний Дэвид пришел в семью Виттенбахов, он стал младшим ребенком в семье, состоящей из троих детей, двух собак, мамы и папы. Рэйчел и Роберт считали себя опытными и успешными родителями троих старших детей в возрасте от девяти до семнадцати лет. «Когда мы решились на усыновление ребенка старшего возраста, мы думали, все будет очень просто, ведь мы знали, каково это - быть родителями, - рассказывают они. - Однако нас ожидало полное недоумение, когда методы воспитания, которые мы использовали со старшими детьми, совершенно не давали результата с Дэвидом. Казалось, все наши наказания не имеют для него никакого значения. Мы стали чувствовать себя неумелыми родителями и разуверились в своих способностях воспитывать этого ребенка».

Виттенбахи ожидали, что воспитание Дэвида, пережившего полное отсутствие заботы и сексуальное насилие, ничем не будет отличаться от воспитания их старших детей, которые не имели в своей жизни таких травматических переживаний. И только благодаря советам и поддержке других усыновителей, Рэйчел и Роберт больше узнали о воспитании ребенка, пережившего травму. Они с облегчением осознали, что дело вовсе не в их некомпетентности. Восполнив пробел в знаниях, они смогли ослабить кризис. Они оба приняли вызов и решили больше узнать об уникальных потребностях своего сына со сложным характером.

Когда знакомые и испытанные на практике методы воспитания не срабатывают с усыновленным ребенком, родители могут погрузиться в глубокое отчаяние. Они могут усомниться в себе и в своей способности справиться с поставленной задачей. И зачастую они не делятся своими переживаниями с людьми, которые больше всего могут им помочь.

  1. Наши биологические дети воспримут усыновленного ребенка как родного брата или сестру

«И Кэрри, и Джош с самого начала были за усыновление, - вздыхая, рассказывает Кэролин во время собрания группы поддержки по усыновлению, - а потом я увидела в своих детях то, о чем даже не подозревала. С тех пор как четыре месяца назад в нашей семье появились Джэкоб и Эмма, они стали раздражительными, эгоистичными и равнодушными. Я не знаю, куда делись те дети, которых, как мне казалось, я знала раньше».

Когда в семье появляется новый ребенок, не важно - в результате рождения или усыновления, остальные дети в семье обязательно ощутят перемены в семейной системе. Во время обследования социально-бытовых условий семьи у биологических детей спрашивают, как они относятся к усыновлению, и они обычно отвечают, что они «полностью за», «очень рады» и так далее. Однако, как мы видели в случае с Кэрри и Джошем, дети еще не знают, каково это, когда в их доме появится новый ребенок или дети. В шестой главе книги мы рассмотрим, как появление в семье усыновленных детей, переживших травму, влияет на всю семью и на других детей.

  1. Усыновленный ребенок легко вольется в семью, а родственники с радостью его примут

«Когда мы решили усыновить ребенка, наши родственники были очень рады. Александра они приняли с теплом и радушием, видя в нем прекрасного, нормального трехлетнего мальчика, - рассказывает Рик. - Однако со временем они поняли, что его поведение было каким угодно, но только не нормальным, и отношение наших родственников к нему изменилось. Мои родители стали все реже и реже приглашать нас к себе и придумали целый список причин, по которым они не могут приходить к нам. Родственники Кристи поступили почти так же. Мы стали чувствовать себя оторванными от семьи».

Многие семьи усыновителей поначалу ощущают огромную поддержку родственников. Однако когда такая поддержка исчезает из-за сложного поведения ребенка, развивается кризис.

Дебби Рили, исполнительный директор организации «Образовательный центр поддержки усыновления» из города Бартонсвиль, штат Мэриленд, занималась изучением данной ситуации. «Возможно, изначально будущие усыновители слышат от своих ближайших родственников противоречивые мнения об усыновлении, - объясняет она. - Среди этих мнений, скорее всего, часто звучит и скрытый вопрос: «Зачем вам нужны эти проблемы? Может, лучше было бы подождать, пока появится ребенок помладше?» И как только появляется ребенок старше, родственники начинают замечать, как трудно приходится его родителям. Они злятся на усыновленного ребенка и отказывают его родителям даже в той малой поддержке, которую они демонстрировали вначале. Они также начинают злиться на самих усыновителей, решивших, во что бы то ни стало, сохранить отношения с ребенком. Больше всего родственники усыновителей переживают из-за того, как это усыновление повлияет на остальных детей в семье. Это заставляет их «защищать» биологических детей и проявлять раздражение по отношению к «незваному гостю». И пока семья усыновителей продолжает любить усыновленного ребенка, родственники полностью отказывают им в помощи, оставляя их отрезанными от основной системы поддержки».

Для некоторых усыновителей отсутствие поддержки и помощи со стороны ближайших родственников является причиной неуверенности и глубокого разочарования. Отношения между ребенком и дедушкой/бабушкой, о которых они так мечтали, оказываются под угрозой не только из-за трудностей, вызванных поведением ребенка, но и поведением родственников.

  1. Наши друзья и знакомые оценят нашу роль в воспитании и жизни ребенка, будут поддерживать нас во время процесса усыновления и после его завершения
  • Почему вы просто не отдадите его обратно? Ведь вы такого не ожидали! Вам не обязательно с этим мириться.
  • Мы всегда рады видеть вас у себя в гостях. Но если вы берете с собой детей, возможно, вы не останетесь у нас допоздна?
  • Вы же все равно ненастоящие родители. Просто позвоните в агентство, и пусть они заберут ребенка.

Придуманные фразы? Нет, все это - реальные переживания некоторых усыновителей, которым пришлось столкнуться со всеми сложностями воспитания ребенка, пережившего травму. Большинство усыновителей ожидают понимания и поддержки от своих друзей. Однако в реальности они слышат от них лишь холодные фразы о том, что усыновление не делает их «настоящими родителями», и что они воспитывают ребенка, которого просто можно «выбросить».

Рут, мама-усыновитель, рассказывает: «Я не могу рассказать своим подругам о многих проявлениях в поведении Джо, потому что он ведет себя совсем не так, как другие дети. Если бы я решила с ними поделиться, я бы еще больше раскрыла его негативные стороны и еще больше оттолкнула бы его от других людей. Рассказать другим о том, что твой ребенок кусается, царапается и плюется - значит выставить его странным ребенком, приносящим одни проблемы.

Такая изоляция временами бывает просто невыносимой. В особенности это ощущается, когда люди пытаются тебя утешить, а ты знаешь, что твой ребенок - не такой, как все. Моя соседка очень добра, но однажды она пыталась успокоить меня, рассказывая о том, что ее маленькому сыну снятся кошмары. Но эти кошмары, или «ночные страхи», как она их называет, являются обычной фазой в развитии ребенка. Она совершенно не улавливает главного. Кошмары моего ребенка появляются не в результате его детского воображения, а спровоцированы реальными событиями в его прошлом. Я ощущаю безысходное отчаяние, еще больше усиливающее мою боль и чувство изолированности от внешнего мира. Я ни с кем не могу поделиться реальными событиями из его прошлого и рассказать о его травме».

Во время собраний групп поддержки и обучения родители часто рассказывают о разрыве отношений с друзьями из-за сложностей воспитания. Одна мама рассказала о том, что с тех пор, как в ее семье появились двое детей в возрасте трех и четырех лет, никто больше не звонит ей, чтобы сказать, когда состоится следующая встреча матерей. Другая мама поделилась, что ее попросили не приходить на встречи группы поддержки для усыновителей из-за проблем, которые есть у ее ребенка. Какое ужасное состояние, когда тебя выгоняют из группы поддержки! Эти семьи пережили страшный удар неприятия и полной изоляции - этого они никогда не ожидали.

  1. Наш ребенок будет относиться к нам, как к своей семье, и забудет о своих биологических родителях и о своем прошлом

То, что ребенок попал в семью усыновителей, не убирает из его жизни прошлых отношений и не стирает пережитой травмы. Некоторые усыновители считают, что как только ребенок обретает семью, все люди и события из его прошлой жизни должны быть забыты. Однако они не осознают одной важной истины: это не произойдет! Усыновителям пойдет только на пользу, если они поймут и правильно отреагируют на психологическое присутствие - реальность того, что их ребенок может носить в своем сердце и разуме мысли о ком-то из своей биологической семьи.

Психологическое присутствие - это символическое присутствие определенного человека в восприятии других членов семьи, влияющее на мысли, эмоции, поведение, восприятие самого себя и единство остальных членов семьи. 

Если родители хотят создать атмосферу открытого общения, очень важно, чтобы они сумели принять основополагающую реальность усыновления: биологические родители, и в первую очередь мать ребенка, зачастую пребывают в сердце и разуме большинства усыновленных детей. Возможно, ребенок не говорит об этом, однако для него это реально даже в тех случаях, когда он пережил насилие, пренебрежение, был брошен, а затем усыновлен (в своей стране или за границей) - независимо от того, имеет ли он осознанные воспоминания о своих родителях.

То, как усыновители отнесутся к этому вопросу, определит, насколько открыто они отнесутся ко всем аспектам отношений с усыновленным ребенком. Исследователи описывают два варианта отношений к реальности психологического присутствия биологических родителей.

а.         Усыновители могут отрицать психологическое присутствие членов биологической семьи ребенка

Например, в свой день рождения ребенок подходит к маме и спрашивает: «Как ты думаешь, а моя родная мама вспоминает обо мне в мой день рождения?». Мать-усыновитель может из чувства отрицания ответить: «Джон, я - твоя мама, и я думаю о тебе. На самом деле только это имеет значение». И Джон постепенно начинает понимать, что лучше не задавать вопросы и не выражать чувства по поводу важных для него вещей - о них лучше молчать. Гак он учится скрывать свои эмоции.

Второй вариант действий, возможно, не всегда легко дается усыновителям, однако оказывает более здоровое влияние на ребенка.

б.         Усыновители могут принять психологическое присутствие членов биологической семьи ребенка

Этот же ребенок подходит в свой день рождения к маме и спрашивает: «Как ты думаешь, а моя родная мама вспоминает обо мне в мой день рождения?» Мама-усыновитель из семьи, в которой принято говорить об усыновлении, может ответить: «Джон, я не знаю наверняка. Скорее всего, думает, ведь это очень важный день. Но знаешь, что на самом деле важно? Я думаю о твоей биологической маме, и, уверена, ты тоже о ней думаешь. Хочешь, мы об этом поговорим? Или, может быть, ты хотел бы послать в агентство по усыновлению письмо с твоей фотографией, чтобы ей его передали?». Таким образом, ребенок узнает, что он может открыто говорить о своих чувствах и задавать беспокоящие его вопросы, не опасаясь негативной реакции родителей.

Иногда усыновители думают, что люди, имевшие место в прошлом ребенка, стерлись из его памяти, или, по крайней мере, им хочется, чтобы так было. Усыновители только выиграют от осознания того, как важно «приглашать» этих людей в семью, говорить о них, позволить детям выражать свои чувства и признавать их психологическое присутствие.

  1. Мы сможем сделать для этого ребенка то, чего в свое время никто не сделал для нас (или мы не причиним этому ребенку того, что причинили нам)

Существует два вида травм. Первый - это травмы, причиненные тем, чего нам недодали - то есть, когда мы не получали всех благ жизни в семье и не ощущали принятия наших родителей. Иногда нехватка любви и принятия, которые нам недодали наши родители, настолько серьезна, что это приводит к чувствам эмоционального пренебрежения и ощущения отверженности. Второй вид - травмы, нанесенные тем, что нам причинили. К ним можно отнести физическое, эмоциональное и сексуальное насилие.

В любом случае, воспитание травмированного ребенка может привести к возникновению болезненных воспоминаний о мучениях и ощущения отверженности у самих родителей. Некоторые их них испытывают необходимость усыновить ребенка из-за желания спасти его от сложной ситуации в семье, которая удивительно похожа на ситуацию из их детства. Поскольку это очень важная тема для обсуждения, в следующей главе мы более детально рассмотрим это ожидание.

Решение усыновить израненного, травмированного ребенка, чтобы компенсировать недостатки своего собственного детства, может таить в себе многие опасности, чувства и неожиданные эмоциональные реакции у родителей, чье прошлое является как бы отображением прошлого их ребенка.

  1. Мы никогда не пожалеем о своем решении усыновить этого ребенка с трудным прошлым и не усомнимся в нем.

В весеннем выпуске журнала «Корни и крылья» (Roots and Wings) 1995 года Джун Бонд впервые использовала термин «депрессивный синдром после усыновления», который до сих пор применим к некоторым семьям. По своим симптомам этот синдром напоминает послеродовую депрессию и может проявиться в виде различных последствий - от ощущения неоправданных надежд до чувства утраты контроля над собственной жизнью.

Я с ужасом вставала по утрам, думая о задачах, которые мне предстояло выполнить. Период «медового месяца» с Кэтти и Кэлли развеялся, как дым. Я была обессилена и разбита и постепенно затаила на них обиду. Но я прятала от людей свою усталость, депрессию и беспокойство. Я все время задавалась вопросом: «Что мы наделали?». Конечно же, девочки ни в чем 

не были виноваты. Просто я не смогла объяснить окружающим свои потребности. Это был неправильный подход. Я просто не хотела, чтобы со стороны все выглядело так, как будто мы потерпели полный провал.

«Очень важно, чтобы усыновители знали, что такие чувства нормальны, и они часто встречаются», - объясняет эксперт по усыновлению Кэрен Фоли. Эксперты заявляют, что часто сталкиваются со стрессом, депрессией, сомнениями и гневом, пытаются помочь родителям понять, что эти чувства вполне нормальны.

Ожидаемые и неожидаемые чувства, в том числе радость и удовлетворение от воспитания детей, могут быть как в здоровых семьях усыновителей, так и в биологических.

Теперь, когда мы рассмотрели осознанные и неосознанные ожидания, которые часто встречаются в семьях усыновителей, рассмотрим, как эти ожидания растут, и почему они наносят нам такие сокрушительные удары.

Модель создания мифа

Почему нас так сокрушают несбывшиеся ожидания? Если мы поймем модель создания мифа, мы сможем научиться обращать внимание на свои ожидания и управлять ими, пока они не начали управлять нами. Модель создания мифа - это процесс движения от того, чему нас научили, и во что мы верим, к ожиданию, крушению этого ожидания и разочарованию.

Модель создания мифа такова:

  • мы что-то узнаем,
  • мы во что-то верим,
  • развиваются ожидания,
  • ожидания не оправдываются,
  • мы испытываем разочарование и отчаяние.

Применим модель создания мифа к будущей семье усыновителей.

(1)       Родители что-то узнают. Будущие усыновители посещают обязательные занятия, которые должны подготовить их к предстоящему усыновлению. Они узнают об удивительных радостях усыновления, а также о трудностях и задачах, с которыми им предстоит столкнуться.

(2)       Родители формируют собственные убеждения о том, что им говорят, используя свои фильтры интерпретации, которые могут быть

правильными или не совсем правильными. Они слышат о трудностях воспитания травмированного ребенка, однако их фильтры интерпретации блокируют информацию, которую им не хочется слышать.

(3)       На основании «отфильтрованного понимания» у родителей формируются определенные ожидания. Они начинают испытывать многие из десяти примеров ожиданий, которые мы уже обсудили.

(4)       Эти ожидания сталкиваются с реальностью. Ребенок не откликается на их любовь и нежность, как они ожидали. Родителей переполняют негативные чувства по поводу их собственных переживаний. Реальность наносит свой удар.

(5)       Эта новая реальность в жизни родителей служит причиной конфликтов, ведущих к разочарованиям, унынию и даже отчаянию. Родители, сами того не желая, испытывают эмоции, с которыми не ожидали столкнуться, став усыновителями. Они начинают сомневаться в своем решении и в своей способности быть родителями.

 

Изменяем разрушенные надежды

Вопрос состоит не в том, «Что делать, если родители испытают крушение надежд?», а скорее в том, «Что делать, когда родители испытают крушение надежд?». Конечно же, переживание крушения надежд может восприниматься по-разному - от небольшого разочарования до полного краха всех ожиданий. Итак, что же делать родителям, когда надежды сталкиваются с суровой реальностью?

  1. Исследуйте свою модель создания мифа

Задайте себе сложный вопрос: «Что из того, во что мы решили верить, вышло не так, как мы ожидали?». И послушайте ответ на этот вопрос. Открытый и честный разговор о том, как вы представляли себе опыт усыновления, поможет начать процесс замещения модели создания мифа. Изучите все десять ожиданий и обсудите, какие из них применимы к вам и как интенсивно вы испытываете крах неоправданных ожиданий.

  1. Еще раз подумайте о мотивации усыновления и пересмотрите свои ожидания

Полезно вернуться к изначальной мотивации вашего решения усыновить ребенка, а также подумать, почему и сегодня вы верны ему. Насколько изменилась ваша верность этому решению? Каким образом вы можете пересмотреть свои надежды на совместное будущее с этим ребенком теперь, когда ваш опыт усыновления перестал быть фантазией и превратился в реальность? Как сделать, чтобы ваши ожидания в большей мере основывались на реальности?

  1. Признайте, что двойственные чувства являются составляющей процесса формирования привязанности.

Ни один человек 24 часа в сутки не испытывает теплых и приятных ощущений к кому-либо, даже к самому себе. Процесс совместной жизни с другим человеком и ответственность за воспитание травмированного ребенка может быть и изматывающим, и приятным, в зависимости от дня, ситуации и душевного состоянии родителей и ребенка. Позвольте себе испытывать двойственные чувства.

  1. Согласуйте, чего вы ожидаете друг от друга, а также от других членов семьи

Одна мама-усыновитель призналась: «Я ждала, что мой муж будет регулярно планировать свое времяпровождение с нашим сыном. А когда это не произошло, я стала на него злиться. Но ожидать, что он будет выступать с дельными предложениями, еще не осознавая своих отношений с Джимми, было несправедливо». По мере того, как вы приспосабливаетесь к собственным ожиданиям, будет полезно изменить и свои ожидания к окружающим.

  1. По мере увеличения обязанностей, продолжайте открытое и честное общение

Успешные усыновители травмированных детей проявляют стабильность и выдержку в отношениях друг с другом. Какие качества характеризуют эти внутренние и внешние отношения?

Члены семьи демонстрируют способность решать конфликты и проблемы. Наверное, самой главной характеристикой здоровой семьи является ее умение разрешать конфликты. Сталкиваясь с конфликтом, здоровые семьи усыновителей (точно так же, как и все здоровые семьи), способны не соглашаться друг с другом и обсуждать разногласия, не ощущая при этом личной угрозы.

В тех случаях, когда родители полагаются на процесс обсуждения, семьи способны позитивно воспринимать и разрешать проблемы. Усыновленные дети старшего возраста, возможно, не видели здорового подхода к решению семейных проблем. Здоровая семейная атмосфера может быть чуждой и даже странной для них.

Усыновители, которые позволяют друг другу выражать различные чувства и реагируют на них с сопереживанием, создают такую атмосферу, в которой и ребенок может вести себя подобным образом. В семьях, где чувства сдерживаются или отрицаются, создаются препятствия для исцеления глубоких ран у ребенка.

  1. Работайте над тем, чтобы в ответ на несбывшиеся ожидания семейная система постоянно оставалась открытой и гибкой. Как выглядят открытость и гибкость в системе семьи усыновителей?

Члены семьи проявляют способность принимать перемены и справляться с  ними. Когда в семью входит новый ребенок (будь то в младенческом или в старшем возрасте), вся семейная система подвергается изменениям. Возникают новые модели общения и повседневной жизни. Формируются новые отношения. Возникают стрессы, уникальные для данной ситуации. Иногда случается так, что усыновленный ребенок несет на себе всю тяжесть упреков.

Здоровая семья усыновителей понимает, что такие перемены временны. Эти изменения, в конце концов, иссякнут, уступив место нормальному образу жизни. Все члены семьи продолжают приспосабливаться к новому ритму жизни, чтобы пережить этот период перемен.

Члены семьи соблюдают гибкость личных границ - они впускают людей в свою жизнь. Сам процесс усыновления по своей природе предполагает, что люди будут входить и выходить из определенных семейных систем. После того, как было определено, какого ребенка будет усыновлять семья, социальные работники будут работать с семьей от момента усыновления до (в некоторых случаях при международном усыновлении) двух - трех лет после усыновления.

Члены семьи уважают различия. Очень часто мы слышим от биологических родителей такую фразу: «Все мои дети разные». То же самое касается и усыновленных детей; однако из-за генетических характеристик эти различия могут проявляться в более сильной мере. Каждый усыновленный ребенок существенно отличается от членов семьи усыновителей. Самым очевидным отличием, конечно же, может быть внешний вид. По мере взросления ребенка такие различия будут проявляться в его манерах, интересах, талантах, привычках, работоспособности. Успешные усыновители уважают эти отличия и меняют свои ожидания, а не отвергают их. Они подчеркивают позитивные отличия, составляющие индивидуальность ребенка. Они с уважением относятся к характеристикам, отличающим ребенка от других членов семьи. Они понимают, что все люди принадлежат к человеческому роду, и поэтому между ними - намного больше сходств, нежели различий.

Неоправданные ожидания - обычное дело для родителей. Иногда, чтобы справиться с крушением надежд, им необходимо пройти процесс скорби, чтобы старые мечты исчезли, а на их месте возникли новые. Иногда для этого потребуется, чтобы родители признали потенциальную силу неоправданных ожиданий и были готовы исследовать свои чувства и мысли по этому поводу, чтобы заблаговременно составить для себя новую картину семьи.

 

 

 

 

 

 

 

«Свои» и «Чужие»

 

(источник: «Взять ребенка из детского дома. Информация к размышлению.

Материалы Детского Дома № 19 г. Москвы. Автор текста Т. Губина

Январь-март 2007 г.

Издание 2-е – переработанное и дополненное автором)

 

            Есть ли разница между «своим», рожденным ребенком и приемным? Предположим, Вашему ребенку четыре года, и вы берете из детского дома ребенка тоже четырех лет. Будет ли между ними разница? Будет. А если Вы возьмете совсем маленького, новорожденного ребеночка, и сохраните «тайну» усыновления, и «выберете» похожего на Вас? Неужели будет что-то по-другому? Будет.

 

            Когда в семье рождается ребенок, возникает естественная  система «Родители – Дети». Отношения взрослых и их потомства регулируются архаичными, надежными законами. «Безусловная родительская любовь» помогает принять, почувствовать родным это сморщенное, орущее существо. «Материнский инстинкт» подсказывает, что делать. «Кровные узы» заставляют близких и дальних родственников принять нового члена семьи «как своего» вне зависимости от его личных особенностей. В дальнейшем в силу вступают «семейная гордость» и «семейная история», которые помогут воспитать достойного члена общества и носителя «семейных ценностей».

 

            В случае с приемным ребенком вышеупомянутые законы работают скорее «против». «Безусловная любовь» отсутствует по определению. Привязанность между приемным ребенком и принимающей семьей вырастает не очень быстро. «Труднее всего мне было, пока я ее не полюбила, - вспоминала приемная мама Мила спустя два года, - только где-то через полгода у меня стала душа болеть за нее».

 

«Материнский инстинкт» молчит. «У нас никогда не было своих детей, и мы просто не знаем, что делать с ребенком», - часто тревожатся будущие приемные родители. Когда ждут своего, тоже тревожатся, но по каким-то другим поводам.

 

Закон «кровных уз» выходят «боком», когда ребенок приемный. Родня не желает принимать «чужака». «Мой сын взял приемную девочку, - рассказывала очень хорошая, добрая и умная пожилая женщина, - но я же все равно знаю, что это не моя родная внучка. Не понимаю, зачем он это сделал?».

 

            «Семейная история» подводит на первых же шагах. «Расскажи мне про дедушку!» - просит чадо, и вы впадаете в глубокое раздумье. Интересно, какой дедушка имеется в виду? «А правда, я похож на Васю – ведь он мой брат?» Правда, милый, правда. Все люди – братья, все друг на друга похожи… Поистине сотворение истории идет полным ходом. Хуже всего с «семейной гордостью». «Вот, посмотри, кого ты взяла! - торжествует двоюродная тетя, болеющая за «честь семьи» - дурная наследственность», - тычет она в разлитый по столу компот.

 

Если же Вы бережно храните «тайну усыновления», то вздрагивать приходится каждый раз и при просмотре семейных альбомов: «Когда тебе был годик, ты была совсем другая, зайка!». А каково на приеме у врача, интересующегося болезнями в семье и как проходили роды.

 

            Разногласия на почве «семейных ценностей» обычно возникают позже, когда ребенок взрослеет. Со своими «собственными» детьми конфликтов, надо сказать, бывает не меньше, если не больше. Просто воспринимается все по-другому. Если ваш собственный ребенок попробовал пиво в пятнадцать лет, это, конечно, неприятно, но «как же без этого?». Если приемный сынок пришел, благоухая алкогольным напитком, мутный ужас поднимается из глубин вашей души: «Ну вот она, наследственность! Алкоголизм..»

 

            Если рождается ребенок, то все хорошее от папы и мамы и прочих предков передается ему как бы «само собой». Конечно, его воспитывают и в него «вкладывают», но скорее как-то между прочим. Если ребенок приемный, то «вкладывание» происходит порой вопреки его собственной природе. Если ребенок, вырастая, отвергает наши «дары», это воспринимается либо как «педагогический провал», либо как оскорбление: «Мы все для него сделали, а он..!»

 

            В нашей Службе по устройству детей в семью раздался телефонный звонок. Срывающийся женский голос произнес: «Подскажите, что делать. Все знакомые мне сочувствуют, все, кому я ни расскажу свою историю, на моей стороне. Вы специалисты, вы сможете судить по справедливости». Начало немного насторожило, речь явно шла о конфликте с выросшим ребенком.

 

Молодая незамужняя женщина Елена пятнадцать лет назад удочерила пятилетнюю девочку. Жили вместе с бабушкой, личную жизнь Елена отвергала по принципиальным соображениям. «Для меня главное – ум, образование, интеллигентность. Я сама всю жизнь училась, и приемной дочке Анечке говорила – учись, и ты никогда не будешь зависеть от мужчины, от какого-нибудь тупого, грубого мужлана». Елена защитила диссертацию, издала несколько печатных работ. Бабушка помогала, девочку они растили вместе.

 

            «Анечка росла очень хорошей, прилежной, - продолжила свой рассказ Елена, - Она сообразительная, умненькая. Иногда, правда, слишком уж подвижная, веселая такая. Живая очень», - в голосе Елены зазвучали неодобрительные нотки. Девочка отлично училась, решили, что она будет поступать в университет. «Три года назад она познакомилась с этим Эмилем. Дорожный рабочий, представляете. Приехал в Москву на заработки. Я-то думала, она в библиотеку ходит, а она к нему на свидания бегала!» «И что же было дальше?», - аккуратно заданный вопрос породил ответную бурю эмоций. «Вы что думаете, он ее любит? Да он только выгоды искал!»

 

            Вопреки ожиданиям, Эмиль оказался вовсе не охотником за московской пропиской. Молодые люди, поняв, что одобрения от Аниной мамы им не дождаться, уехали на родину Эмиля, в Молдавию, и уже второй год живут там в деревне. Недавно у них родился ребенок. Через знакомых Аня уже несколько раз передавала маме, что она счастлива, довольна своей жизнью. Единственное, что ее огорчает – ссора с мамой, ей очень хотелось бы повидаться.

 

«Она меня предала! Я знать ее больше не желаю! - бушевала Елена, - она его не любит!  Да она мне назло все это сделала! Променяла хорошее образование, перспективы на полу-животное существование. Что она там делает, в этой деревне, в огороде копается? С мужиком этим, с ребенком. Да он ее бросит!»

 

            Не исключено, что Эмиль бросит Анну – в жизни все бывает. Тем более, ей будет нужна поддержка и любовь мамы. Когда разговор пошел в эту сторону, Елена бросила трубку. Видимо, с ее точки зрения, специалисты рассудили не по «справедливости». Могла бы такая ситуация возникнуть, если бы Аня была «родной» дочкой? Конечно, могла бы.  В чем же различие? Пожалуй, только в одном. Сама Елена считает, что эта ситуация возникла из-за того, что Анечка – приемный ребенок. Она ставит Ане в вину ее природные задатки, ее «корни».

 

            Так кто кого предал? Анна - Елену, отвергнув семейные ценности в виде хорошего образования, ума и «интеллигентности»? А может быть, Елена предала маленькую Аню с самого начала, отвергнув живость ее ума, подвижность, стараясь по возможности «затушить» бьющую из нее жизненную энергию? Возможно, у Ани, которую растила хорошо образованная, но одинокая, лишившая себя мужской любви Елена,  слились воедино два понятия – «образование» и «одиночество». Не захотев одиночества, она отбросила заодно и «перспективы»?

 

            Кого же мы любим? Наших детей или «себя» в детях? Готовы ли принять «иную» маленькую личность, и довериться тому лучшему, что в ней заложено, или же хотим любить только свое продолжение, свое отражение? В «своих» детях, конечно, легче найти «себя». Те, кто любят в детях – самих детей, даже не понимают, в чем разница между родным и приемным. «Ведь это же – Ребенок! – с гордостью за свое чадо говорят они, - какая разница, откуда он появился!» 

 

Есть вопрос или комментарий?..


Ваше имя Электронная почта
Получать почтовые уведомления об ответах:

| Примечание. Сообщение появится на сайте после проверки модератором.

Соседние подразделы:
Занятие 2
Занятие 3
Занятие 4
Занятие 5
Занятие 6
Занятие 7
Занятие 8
Занятие 9
Занятие 10
Пояснительная записка
Тематический план

Количество просмотров: Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Вы были перенаправлены на мобильную версию. Ссылка на полную версию находится внизу сайта.
Копиляция материалов сайта child.edu.by Занятие 1. Тема Мифы и стереотипы об усыновлении. Анализ ожиданий кандидатов в связи с усыновлением....
Открыть раздел Занятие 1
Копиляция материалов сайта child.edu.by Занятие 2. Тема История развития семейных форм устройства детей в мировой и отечественной практике....
Открыть раздел Занятие 2
Копиляция материалов сайта child.edu.by Занятие 3. Тема Механизм формирования психологической травмы и её влияние на развитие ребёнка. 7 проблемных вопросов усыновлённого ребёнка....
Открыть раздел Занятие 3
Копиляция материалов сайта child.edu.by Занятие 4. Тема Роль привязанности в развитии ребёнка. Виды и проявления нарушений привязанности. Депривация, госпитализм. Пути помощи ребёнку....
Открыть раздел Занятие 4
Копиляция материалов сайта child.edu.by Занятие 5. Тема Специфика социальной роли усыновителей....
Открыть раздел Занятие 5
Копиляция материалов сайта child.edu.by Занятие 6. Тема Правовые и организационные аспекты усыновления. Алгоритм поиска и усыновления ребёнка....
Открыть раздел Занятие 6
Копиляция материалов сайта child.edu.by Занятие 7. Тема Адаптация в семье усыновителей....
Открыть раздел Занятие 7
Копиляция материалов сайта child.edu.by Занятие 9....
Открыть раздел Занятие 9
Копиляция материалов сайта child.edu.by Занятие 10....
Открыть раздел Занятие 10
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР УСЫНОВЛЕНИЯ Министерства образования Республики Беларусь ПРОГРАММА ПОДГОТОВКИ КАНДИДАТОВ В УСЫНОВИТЕЛИ Составитель:...
Открыть раздел Пояснительная записка
Копиляция материалов сайта child.edu....
Открыть раздел Тематический план
На базе ГУО «Социально педагогический центр г. Мозыря» проводится планомерная работа по изучению личностных особенностей людей, желающих быть замещающими родителями....
Открыть раздел ОХРАНА ДЕТСТВА: вопросы диагностики и обучения кандидатов в замещающие родители
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 28 октября 1999 г. N 1678 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ О ПРИЕМНОЙ СЕМЬЕ [Изменения и дополнения:...
Открыть раздел Положение о приемной семье
Сопровождение приемных семей
Открыть раздел Сопровождение приемных семей
Интернет-ресурсы государственных органов president.gov.by Официальный Интернет-портал Президента Республики Беларусь government.by Совет Министров Республики Беларусь sovrep.gov....
Открыть раздел Полезные ссылки
The LineAct Platform